Заказать
звонок
X

Консультация

На данный момент рабочий день закончен, перезвоните позже или оставьте свое имя и телефон
Мы перезвоним Вам и ответим на любые Ваши вопросы!

Жду звонка 30:00 сек

19 Августа 2016 Титаны микроуровня
Титаны микроуровня
Как МФО обеспечить ежегодный рост в 20 % во время кризиса

Автор: Александр Воротилов, Forbes Kazakhstan

У микрофинансовых организаций (МФО) сложился имидж места, где можно одолжить «десятку до получки». Да, это не банк: здесь дикие проценты, которые компенсируют недостаточное покрытие рисков; большую сумму не возьмешь; реальный бизнес такими институтами не финансируется. Тем не менее стереотипы постепенно разрушаются, в том числе благодаря тому, что этот рынок теперь жестче регулируется Нацбанком. С него ушли компании, которые занимались легализацией теневых доходов, финансовые пирамиды и прочие сомнительные структуры – число МФО с начала года сократилось в 20 раз. Напротив, усиливаются позиции компаний с портфелями в десятки миллиардов тенге, которые имеют в том числе западное финансирование, в отличие от казахстанских банков. Например, кредитный портфель KMF составляет почти 40 млрд тенге, с ежегодным ростом в 20 %. Компания получает финансирование от западных банков, собирается работать по государственным программам и выходить в онлайн. Об этом и о том, как трансформируется отечественный рынок МФО, рассказывает Forbes Kazakhstan председатель правления KMF Шалкар Жусупов.

– C 1 января 2016 года микрокредитные организации, которые хотели продолжать работать на рынке, прошли обязательную перерегистрацию в Нацбанке как микрофинансовые организации, начали предоставлять стандартизированную финотчетность, соблюдать пруденциальные нормативы. Вместо 2000 компаний на рынке осталось около 100. Как эти меры отразились на рынке?

– Инициатором изменений выступила Ассоциация микрофинансовых организаций (АМФОК), и KMF в этом ее поддержала. Цель проста – сделать микрокредитный рынок прозрачным, работающим по единым правилам, избавить от финансовых «пирамид» и компаний-однодневок, а также тех, кто использует микрокредитный бизнес для отмывания денег. В целом это помогло структурировать рынок, расчистить его для профессиональных игроков, улучшить имидж МФО в глазах заемщиков.

– На ваш взгляд, эти шаги помогли увеличить прозрачность рынка МФО?

– Безусловно, перерегистрация МКО в МФО сделала рынок понятнее прежде всего для регулятора и потребителя. Клиенты это почувствовали, потому как усилилась конкуренция. Но это не повод останавливаться на достигнутом. МФО регулируются, но в то же время пока никаким контролем не охвачен сектор онлайн-кредитования. В этом я вижу потенциальную угрозу, поскольку отсутствует должная оценка платежеспособности клиента: риски покрываются сверхвысокими процентами, что негативно сказывается на рынке кредитования, в том числе микрофинансового сектора.

– Как себя чувствует крупнейшая микрофинансовая организация Казахстана в условиях нестабильного курса нацвалюты, других макро- и микроэкономических реалий, связанных с дешевой нефтью?

– Пройдя через этот опыт в прошлом, KMF усовершенствовала систему риск-менеджмента, что позволило избежать высоких убытков. При этом мы не переносим этот риск на клиента. Все микрокредиты выданы в тенге, поэтому клиент не несет повышенной нагрузки по платежам. Так что чувствуем себя хорошо – рост не прерывается ни на один год с момента открытия в 1997-м.

Сегодня у нас 103 офиса, 84 из которых находятся в сельской местности, географически мы охватываем почти 3 тыс. населенных пунктов. С начала 2016 года портфель вырос на 5 млрд тенге, до 39,5 млрд, число клиентов увеличилось на 10 тыс. человек, до 162 тыс.

Рост обусловлен несколькими факторами, которые делают наc устойчивыми к внешним вызовам. Первый я уже озвучил – это кредитование в тенге. Во-вторых, мы внимательно анализируем бизнес наших клиентов, то есть кредитуем жизнеспособные и конкурентные проекты, отсюда низкий уровень NPL (в пределах 2 %). В-третьих, наши клиенты научились планировать свои финансовые потоки, ведь они постоянно получают от нас финансирование.

– Кто ваша аудитория и на какие цели берет кредиты?

– Больше половины клиентов – индивидуальные предприниматели или имеющие предприятия. Еще 30 % – фермеры, владеющие скотом или землей. Остальные 15 % – наемные работники. Сегодня у нас более 160 тыс. активных клиентов, причем 64 % из них женщины, то есть, по сути, большая часть – бизнес­вумен. Они держат хлебопекарни, цеха по пошиву одежды, магазины, фермы. Это наша реальная экономика, которая чутко реагирует на малейшие изменения покупательского настроения и финансовой ситуации в целом.

На что берутся кредиты? Тут я, возможно, разрушу устоявшийся миф, который бытует в отношении МФО, что, мол, у них одалживают деньги до зарплаты. Наших клиентов отличает то, что они используют полученные займы не на покупку смартфона последней модели или телевизора, а на открытие или развитие своего бизнеса, увеличение товарооборота. Около 25 % клиентов кредитуется у нас более трех лет. С начала деятельности мы инвестировали в развитие микропредпринимательства более 300 млрд тенге.

– Какие источники финансирования использует KMF, работаете ли с иностранными инвесторами?

– Мы пользуемся займами зарубежных фондов, банков и частично акционеров. Также сотрудничаем с Европейским банком реконструкции и развития (ЕБРР), Международной финансовой корпорацией (IFC), в будущем намерены заключить соглашение с фондом «Даму». На 1 июня 78 % портфеля привлечений приходилось на зарубежное финансирование от таких кредиторов, как Deutsche Bank Responsibility, Incofin, Symbiotics, Blue Orchard, Triodos, EBRD, DWM, IFC, Triple Jump, Oikocredit, Microvest. Остальное привлекаем на местном рынке у казахстанских банков. Большую часть заимствований, чтобы снизить валютные риски, стараемся получать в нацио­нальной валюте (сейчас это около 67 %), остальное в долларах США.

– В вашей клиентской базе более 70 % – мелкие предприниматели, которые также выступают в качестве работодателей. Привлекаете ли вы госфинансирование на льготных условиях для предоставления займов этой категории клиентов?

– Мы планируем в 2016 году привлечь заем от фонда «Даму» на сумму 250 млн тенге в рамках программы по размещению средств в МФО для последующего финансирования субъектов малого предпринимательства.

– Вы упоминали, что сверхвысокие ставки по микрозаймам, в том числе в онлайн, – одна из причин недоверия и негативного имиджа микрокредитных организаций…

– Сверхвысокие ставки по онлайн-кредитам – проблема многих стран. Сейчас в Европе центральные банки думают над тем, как их ограничить, ввести контроль за онлайн-кредитованием. Считаю, что и в Казахстане данный сегмент должен подлежать регуляции со стороны Нацбанка, как и другие участники финрынка. Это создаст правила игры, упорядочит игроков, снизит уровень мошенничества в этой сфере, что позитивно отразится на потребителях.

Какие именно меры должны быть введены? Они должны быть соразмерны этому рынку и уровню его развития. Нужны ограничения по выбору заемщика, то есть не всех кредитовать, а проводить должную оценку платежеспособности, чтобы человек не попал в кабалу из-за своей финансовой безграмотности.

– Имеет ли сама KMF планы выхода в онлайн-кредитование?

– Да, такие планы есть. Но это будет другая модель, мы рассматриваем ее как инструмент взаимодействия с уже существующими клиентами, теми, кто повторно берет кредит на прозрачных и абсолютно понятных условиях. Получение кредита онлайн для части клиентов станет более удобным инструментом дистанционного взаимодействия с KMF через личный кабинет на сайте компании или мобильное приложение.

– Микрофинансовый рынок в кризисном 2015 году показал более быстрый рост прибыли, кредитного портфеля, охват клиентской базы, нежели банковский сектор. За счет чего?

– Причин роста микрофинансового рынка несколько. Это устойчивая клиентская база, быстрое принятие решений и сжатые сроки выдачи кредитов, упрощенный сбор документов. Также отчасти причина в том, что компании начинают сдавать отчетность Нацбанку, поэтому создается эффект резкого роста, хотя на самом деле в большей степени это выход из тени.

Если говорить о KMF, то мы растем ежегодно на 20 %. Основной фактор состоит в том, что мы не прекращаем кредитовать. Этому способствует развитая система финансирования, благодаря отличной кредитной репутации KMF имеет постоянный доступ к ликвидности. Поэтому клиенты, видя эту стабильность, всегда уверены в своем положении.

Немаловажный фактор в росте прибыли – высокое качество кредитного портфеля, основанного на нашей методике оценки платежеспособности клиента. Также мы постоянно оптимизируем работу сотрудников, основная доля которых – кредитные эксперты. Это происходит через автоматизацию процессов. Сейчас наши кредитные эксперты работают на планшете и имеют возможность принять решение, находясь вне офиса, у них есть все необходимые данные, в том числе актуальные сведения кредитного бюро. Это значительно экономит их время и, как следствие, сказывается на скорости рассмотрения заявки – один-три дня.

Также мы стараемся привить культуру бережливого отношения к своим расходам среди клиентов, обучая вести семейный бюджет в рамках уроков по финансовой грамотности.

– Каков ваш прогноз по росту рынка микрофинансовых организаций на 2016–2017 годы?

– Микрокредитование в Казахстане все еще является молодым сектором финансового рынка. Однако специфика такова, что он очень неоднороден, тон качественному и количественному росту задают несколько крупных игроков. Соответственно, рост обеспечивается за счет их показателей. Среди этих компаний есть МФО, которые активно работают в сельской местности, в том числе в районах и малых городах, слабо охваченных банками. Также одним из драйверов роста выступает интерес самого населения, которое все больше интересуется микрокредитованием как альтернативой банковскому финансированию.

В то же время, по оценкам зарубежных экспертов, насыщение рынка услугами МФО в стране ниже среднего. Для сравнения: в Кыргызстане этот показатель достигает 90 %. Так что потенциал развития микрокредитования в Казахстане большой. Крупные МФО уже накопили необходимый опыт и компетенции для качественной работы с предпринимателями и населением и будут стремиться их масштабировать.

Какие вызовы вы видите для своей компании и рынка в целом в ближайшие два-пять лет?

– Среди угроз можно отметить резкое и широкое снижение деловой активности и покупательской способности. Эти обстоятельства напрямую отражаются на наших клиентах. Угрозой рынку могут быть действия компаний в сфере онлайн-кредитования, которые оказывают негативное влияние на общее восприятие микрофинансовых организаций у населения.

– Какие возможности и точки роста для МФО можете назвать?

– У МФО сложился достаточно стабильный и лояльный сегмент клиентов-предпринимателей. Считаю, что они могут без рисков для рынка оказывать другие услуги. Например, осуществлять переводные, обменные операции. Такие услуги законодательно разрешены МФО в других странах, например в России, Кыргызстане, Таджикистане, из дальнего зарубежья – в Южной и Юго-Восточной Азии.

Задать вопрос
Отправить резюме
resume
success